• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
12:01 

Так сложилось, что книги по мотивам игр вызывают у меня крайне противоречивые эмоции. Кажется, что автор обязательно полезет в те дебри, куда не следует, придумает что-то лишнее, извратит любимого персонажа или вовсе убьёт, дабы в новой игре его место занял кто-нибудь ещё. И вот эти возможности всегда отталкивали от ознакомления с литературой в игровой индустрии. Исключением стали лишь книги по Mass Effect и, теперь уже, Dragon Age. Но если Карпишин написал более-менее прилично, то с книги Гейдера я прошибла лоб фейспалмами.

Всё дело в том, что ожидания не сошлись с действительностью. Влияние книг Сапковского и Мартина на игру очевидно, и первая часть подарила нам хорошее дарк-фентези, вторая пошла совершенно иным путём, но не суть. Знакомая с творчеством этих двух писателей, я ждала чего-то похожего и от книг по DA. То бишь крови, расчленёнки, секса, каких-никаких интриг, описания всех ужасов Гражданской войны. Однако Гейдер решил поступить иначе. Каждый раз, когда он решался написать чуть больше тех самых ужасов, его словно коротило мыслью «нет, ну это слишком». И это «слишком» идёт на протяжении всей книги. Со всей возможной наивностью, но гражданская война всегда виделась мне несколько иначе, чем горстка солдат во главе с Мятежной Королевой, которая только и делает, что кочует по стране як долийцы. Народу, в общем-то, плевать, что трон узурпировали (да, слово Владычицы Церкви — закон, даже если она поощряет деспотизм), ввели огромные налоги, многие деревни спалили, а на место старых баннов посадили орлесианцев. Простой ферелденец и не такое переживёт. При этом, если оставить абсурдность мятежа в моих глазах, всё, что происходит после смерти матери Мэрика — лютый баттхёрт. Получается примерно следующее — принц, который сам признаёт, что ничерта не знает и не умеет, чудом выживает, потом влюбляется в эльфийку, спит с ней практически после первой встречи (я ничего, не-не, суровое Средневековье. Просто проблема в том, что Мэрик на момент начала книги считается уже кем-то вроде взрослого мужчина, а Эамон в 15 лет маленьким мальчиком. Впрочем, у вселенной вообще дикие проблемы с возрастными рамками), потом опять чудом спасается (после чего его личного хочется придушить), уговаривает Легион Мёртвых присоединиться к восстанию, чудом выбирается на поверхность, где все ревут и плачут, потом ОДИН проходит в лагерь врага, убивает мага и толкает мысленную речь, наполненную пафосом. Мне вот, честное слово, было смешно. Относительно Легиона Мёртвых — в игре их помощи дан обоснуй несколько получше, в конце концов, Страж помог вернуть тейг и зачистил приличную часть Глубинных Троп.

Даже если оставить сюжет, то на поверхность всплывают куда более ужасные вещи. Конец книги. Когда я только садилась читать, то ждала в конце эпичной битвы на реке Дейн, того, как армия мятежников захватывает Денерим, врывается в замок, Мэрик лично убивает узурпатора и уже тогда толкает речь, исполненную пафосом, настолько, что в нём потонет вся моя квартира. Но нет. Эпилог — маленький Кайлан, которого убить хочется ещё больше, чем отца. И я сидела действительно не понимая, зачем Гейдер написал этот эпилог, почему он упустил такую потрясающую возможность рассказать о борьбе с орлесианским игом во всех красках.

И вот теперь можно спокойно тренироваться для чемпионата.

@темы: Книги, Dragon Age

22:43 

Новый виток обожания «Ведьмака»



«Они ехали на восток, в огне и в дыму, в мороси и тумане, а перед их глазами разворачивался гобелен войны, сменялись картины.

Была картина с журавлем, вознесшим черную стрелу посреди руин спаленной деревушки. На журавле висел нагой труп. Головой вниз. Кровь из разрубленной промежности и живота стекала ему на грудь и лицо, сосульками свисала с волос. На спине трупа была видна руна «Ард». Вырезанная ножом.

— An'givare, — сказала Мильва, откидывая мокрые волосы с шеи. — Здесь были белки.

— Что значит an'givare?

— Доносчик.

Была картина с сивой лошадью в черной попоне. Животное, покачиваясь, ступало по краю побоища, пробираясь между навалами трупов и вбитыми в землю обломками копий, тихо и со свистом ржало и волочило за собой вывалившиеся из распоротого брюха внутренности. Добить лошадь они не могли — кроме нее, по полю шатались обдирающие трупы мародеры.

Была картина с распятой девушкой, лежащей недалеко от спаленного крестьянского двора, голой, окровавленной, глядящей в небо остекленевшими глазами.

— Говорят, драка — мужская доля, — проворчала Мильва. — А над бабой не сжалятся, обязательно должны поизмываться. Герои, собачья масть!

— Ты права. Но этого не изменишь.

— Я уже изменила. Сбежала из дому. Не хотела подметать халупу и драить полы. И ждать, когда придут, халупу подпалят, а меня разложат на полу и...

Она не докончила, подогнала коня.

А потом была картина со смолокурней. Вот тогда-то Лютик выблевал все, что в тот день съел, то есть сухарь и половину вяленой трески.

В смолокурне нильфгаардцы — а может, скоя'таэли — расправились с большой группой пленников. Сколько их было в этой большой группе, невозможно было сосчитать даже приблизительно. Потому что для расправы послужили не только стрелы, мечи и копья, но и найденный в смолокурне лесорубский инструмент: топоры, струги и пилы.

Были и другие картины, но Геральт, Лютик и Мильва их уже не запомнили. Выкинули из памяти.

Стали невосприимчивыми».

@темы: Книги, Witcher

15:42 

У вселенной «Ведьмака» есть, на мой взгляд, одно неоспоримое преимущество — она кажется реальной. Если смотреть в целом, даже оставляя магию и монстров, перед нами классическое Средневековье, где монархи пытаются урвать лишний кусок земли, войны являются обычным делом, а людей разделяет социальное неравенство. У Мартина, можно сказать, всё то же, но для меня сложилось так, что мир «Песни льда и пламени» выглядит менее отталкивающим и негостеприимным, чем вселенная «Ведьмака».

С играми в сеттинге дарк фентези такое произошло только раз (потому что подобный жанр я почему-то начала обходить стороной) — Dragon Age: Origins. Всё казалось на своём месте: война показана на вполне достойном для игры уровне, конфликты не высосаны из пальца, власть имущие плетут свои сети в пределах возможного. А сейчас случился «Ведьмак» и одна-единственная мысль не отпускает меня уже который день. Эльфы.

У Сапковского эльфы — гордый народ, который спустя века "терпимости" решил пойти на последнюю войну за возвращение своих земель, чести, привычной жизни, восстановление культуры. Ну, или повоевать из-за формы ушей. И здесь желания эльфов обеих вселенных схожи. Долийцы из DAO чем-то напоминают эльфов Сапковского, остальная часть живёт в городах под гнётом людей. Разница в том, что эльфы в «Ведьмаке» объединяются в скоя’таэлей, а в мире DA они спокойно кочуют по лесам, мирясь с положением дел. Эльфы в городах бунтуют лишь в том случае, если совсем не достаёт еды, а так пожалуйста — грабьте, насилуйте, убивайте. Единицы возмутятся, остальные промолчат.

И вроде бы понятно, что тут различие вселенных и т.д и т.п., но вот сейчас становится действительно обидно, что подобная тема в DA не раскрыта. Вместо этого конфликта (а какой мог быть, а!) вторая часть дала жуткий комок из разнообразных столкновений с кунари, а потом между магами и храмовниками. Третья же часть, если исходить из спойлеров, подарит игрокам порталы и демонов, а конфликт между людьми и эльфами вновь обойдёт стороной (хотя я так надеюсь на обратное). А ведь у тех же долийцев было две возможности начать какую-никакую войну: во время орлесианского игра, когда армия Мэрика уже начала приобретать мощь, начались мелкие сражения и проч., вот возможность вести партизанскую войну. Вторая — после Мора, когда стране, несмотря на подъём патриотических настроений, было бы сложно защитить все свои земли.
Вобщем-то, это не в коей мере не придирки к игре, всего лишь простое желание, чтобы конфликту между людьми и эльфами было уделено больше внимания.

Возвращаясь к «Ведьмаку». Вся обречённость движения скоя’таэлей была понята ещё в книге, ведь они обладают малой численностью, а отсюда уже большая часть проблем. Однако именно это заставляет проникнуться судьбой эльфов, их неспособностью принять изменения мира, эволюционировать. Они сражаются зная, что их война заведомо проиграна, что весь цвет эльфийской молодёжи погибнет, обрекая расу на гибель. И эта незавидная судьба вызывает непреодолимую жалость.

@темы: Dragon Age, Witcher, Игры, Книги

23:49 

Новое ОТП!

«Даже в темноте он различил на её лице очень необычное выражение. Ощутил, как напряглись её мускулы, видел, как лунный свет очерчивает жилы, натянувшиеся на тонкой шее. Он не ошибался: Ферро боялась. Она могла с улыбкой бить человека в лицо, смеяться над собственными ранами и ушибами, равнодушно смотреть на стрелу, проткнувшую её тело, — но ласковое прикосновение вселяло в неё страх. Это было бы странно, если бы Логен сам не был испуган».

***


«Ферро отодвинулась назад, ближе к нему, где было теплее. Услышала, как он что-то пробурчал во сне, почувствовала, как он повернулся. Напряглась, готовая выпрыгнуть из постели, задержала дыхание. Рука северянина скользнула вдоль её тела, и он пробормотал что-то ей в ухо — бессмысленные сонные звуки, -- щекоча её шею горячим дыханием.

Большое тёплое тело, плотно прижавшееся к её спине, больше не вызывало мыслей о ловушке. Тяжесть бледной ладони, мягко лежащей на её рёбрах, большая рука, обнимавшая её, — от этого было почти... хорошо. Ферро поняла это и нахмурилась.

Ничто хорошее не длится долго.

Поэтому она приложила ладонь к его ладони и почувствовала, как его пальцы -- и обрубок на том месте, где одного не хватало, — переплетаются с её пальцами. Ферро представила себе, что она в безопасности, цела и невредима. Что тут плохого? Она крепко сжала его руку и подтянула к своей груди.

Потому что знала: это не продлится долго».

@темы: The First Law, Книги

After The Fall

главная